Театр песни "Мерхавим".

 Двадцать лет без права перепевки. 

 

 

 Про нас написано много разного. Не всегда это выглядело так, как обстояло на самом деле ... Попробую рассказать нашу историю от первого лица.

 Я, Борис Бляхман - создатель коллектива, автор-исполнитель песен и музыкальных спектаклей. Родился жарким июльским днем 1969 года.

 

 

С детства мечтал о сцене. В тринадцать лет упросил родителей купить гитару с твердым обещанием освоить инструмент и, что самое интересное, поспорив с отцом, что даже с такой "любимой" русским народом фамилией я когда-нибудь выйду на сцену! Данное слово, как ни трудно это было, но пришлось сдержать, и после вполне успешного года и систематического прогуливания уроков сольфеджио в музыкальной школе, попытки стать великим классическим гитаристом были оставлены , тем более, что страсть к сочинительству постепенно захватила освобожденную нишу. Школа осталась позади, а до армии был еще год и мы с моим другом Саней Крастиным подали документы в слесарное училище. Там, узрев во мне великую тягу к слесарному делу и попутно узнав, что я как-то связан с музыкой, поставили перед фактом: ты создаешь агитбригаду, а мы закрываем глаза на то, что увидим тебя всего два раза:  первый - при поступлении и последний - при получении красного диплома. Ну, я их надежды, конечно, оправдал - мы втроем с одногруппником Игорем Тихалашвили и секретаршей Леной сколотили забойный репертуарчик за героическую молодежь и поехали по всем конкурсам и активам ... Когда вручали диплом, попросили на завод не ходить - дабы не усугублять и так нелестную славу дорогого училища, а идти прямо в артисты

 В это время комсомольцы познакомили меня с ребятами только что организовавшегося бардклуба "Аккорд". С этого момента и начинается мое вполне осознанное стремление к написанию песен и выступательству. Фестивали, слеты, концерты..равда, что все было не совсем гладко. Я очень много писал и  еще больше выбрасывал в мусорное ведро, пока не появились первые более-менее сносные песенки, с которыми и выступал. В армию забрали как-то неожиданно быстро. Увлеченный, я и не заметил, как ранним холодным ноябрьским утром 1985 года под громкие крики новых друзей из клуба нас погрузили в поезд и даже не сообщили, куда отправляют. Протрезвев после многодневной дорожной попойки, мы очутились в Закавказье. Меня отправили служить в город Сумгаит. И тут снова меня выручила гитара. Мы с приятелями сделали группу и стали выступать по всем праздникам и мероприятиям, а когда моя песня победила на конкурсе  Закавказкого военного округа,  я отправился в вожделенный отпуск да прямо к началу фестиваля " Витебский листопад", который как раз проходил в моем родном городе .

 

 После армии устроился в Дом Культуры Железнодорожников . Работал артистом - развлекальщиком по заводам и колхозам . В обеденный перерыв отлавливали праздно шатающихся и усаживали в актовый зал .Вот где испытание на прочность нервной системы...

 Тем временем появилось несколько песенок по Одесским рассказам И.Бабеля и как-то само - собой получилось, что в этих песнях начала проявляться еврейская нотка. Я еще не понимал, чем мне это грозит, но мы с моим другом  Саней Шмидтом решили сделать веселую программу

из шуточных песен. В клубе я познакомился со скрипачкой Наташей Полоцкойы с ней сделали одну мою песенку со скрипкой. Эту песню я считаю первым основополагающим камешком творчества . Называлась она  "Колыбельная". 

  Когда я отправился учиться на режиссерское отделение училища искусств

( несмотря на все усилия родителей сделать из меня человека с образованием), там под неусыпным оком Галины Семеновны Шерстневой, моей учительницы по режиссуре, я понял, наконец-то,

в какую сторону направлять свои творческие усилия.

 Мы со Шмидтом начали поиск скрипача на смену уехавшей за рубеж Полоцкой. В клубе познакомились с пареньком, звали его Илья. Он

сказал, что когда-то держал в руках скрипку. На прослушивание он притащил свою двоюродную сестрицу, которая также,по его словам, ту же скрипку держала. До сих пор помню взгляд Шмидта на это душераздирающее зрелище и вопрос: "Оно тебе надо?".. продолжил поиски и

поездки на всяческие бардовские фестивали. Как то сестрица Ильи поехала с нашей компанией и во время ночных распеваний вдруг достала скрипку и начала подыгрывать и, что интересно, довольно-таки сносно. Так появилась в нашем театре Элина Милькина.

 

    

 

  Третьим музыкантом стал Саша Беркман руг детства. Доводили Элининых соседей по коммуналке до дикого проявления восторга . Но добились своего. Нас начали приглашать  на выступления  на телевидение и радио. Мы стали известными в городе и за его пределами, путешествуя по разным фестивалям. Назвали свою банду - трио "Шин". Маленькая дочка нашего друга Володи Быстрова, когда видела нас на сцене, кричала: " Папа, смотри три уши поют!"

 

 

 Элина заканчивала школу. Беркман уехал в Америку. Я учился в своем "баннопрачечном" заведении. Как-то показал Гале Семеновне пару наших одесских песенок. Она заинтересовалась и сказала, что все это тянет на музыкальный спектакль. И мы начали работать. Даже побывали в Одессе для лучшего вживания в образ. Премьеру решили играть в Витебской областной филармонии, да плюс к этому еще пригласили всю экзаменационную комиссию на дипломный спектакль...

В это время в коллектив пришли очень интересные ребята.  Вадим Степанович итарист и аранжировщик . Любой инструмент , попадающий в его руки, начинал играть. Он привел c собой барабанщика Юру Мартынова и аккордеонистку Люду Круковскую. На фоно играла классная

джазовая пианистка  Катя Гаврилова. Увидев потенциал Элининой игры и убогий звук советской скрипки, мы начали поиски инструмента.

Нам посоветовали обратиться к некому Аркаше, у которого есть ВСЁ. Аркаша Кирилов оказался толковым и доброжелательным товарищем,

и первые наши записи были сделаны именно им, а потом он познакомил нас с Олегом Афанасьевым,

у которого мы записали одни из лучших наших альбомов.

 

 

 

Да, скрипка у Аркаши таки-нашлась! А потом Аркаша поехал с нами на первые наши гастроли по городам Беларуси.

 

 

   В 1991 году на сцене Витебской обл. филармонии состоялся спектакль по Одесским рассказам И.Бабеля "Клюквенный морс Молдаванки". Был полный зал. То время мы считаем датой создания театра песни "Шин"  впоследствии " Мерхавим".

 

После учебы я начал работать  в районном доме культуры. Мы каждые полгода выдавали "на гора" новую программу. Неожиданно Элина уехала в Израиль. В театре появились новые музыканты: Светлана Барохо(скрипка) и Галина Аронсон (аккордеон) с сыном Геной (барабаны).Однажды, дело было перед очередным фестивалем Витебский листопад , на репетицию театра пришла Марина Гершман. Мы попросили ее спеть. Так в театре появилась солистка, а у меня вторая половинка.

 

 

 

В 1995 году театр выпустил два альбома "Еврейское счастье" и "Маленький Париж шагаловской России". После ухода С.Барохо нашли новую скрипачку Катю Рябкову и, хотя наше сотрудничество было недолгим, в альбомах 95 года звучит именно ее скрипка.

Мы часто выступали, много разъезжали по городам России, Украины, Беларуси. Бывали на еврейских религиозных семинарах. Как-то их организаторы предложили сотрудничество - петь на их мероприятиях и взять название их организации "Мерхавим", а взамен - некоторая поддержка и может быть поездка в Израиль. Времена были не из легких, и мы согласились. Правда, слово они сдержали: в 1996 году мы побывали в Израиле, даже немного повыступали. По следам поездки выпустили программу "Дорога в Иерушалаим". Начали работать над  спектаклем "Блуждающие звезды" по роману Шолом Алейхема. Нашей новой скрипачкой стала Алена Шинкевич , которая работала в театре вплоть до нашего отъезда. Александр Закревский известный в городе бас-гитарист пришел на место уехавшей учиться Люды Круковской.

 

 

 Вообще, у наших бывших музыкантов сложились интересные судьбы. Главное, что все они востребованы в музыкальной профессии, а мы благодарны им за годы сотрудничества!

 

 Тем временем мы уже работали в городском центре культуры и театр получил звание народного коллектива. Марина закончила университет

и наша семья начала думать об отъезде. Последней каплей была поездка на фестивальетербургский аккорд", где после первого тура нас отозвали в сторону и попросили не обижаться, так как "еврейский ансамбль не может представлять белорусскую авторскую песню".

 

 Летом 1997 года мы улетели в Израиль. Чтобы все было так радужно, так нет. Но опять начало выручать творчество. Ничего лучшего, чем объединить свои усилия вместе с Эллиной, мы не придумали. И начали выступать ВТРОЁМ.

После посещения одной студии звукозаписи и озвучивания её цен за услуги, мы решили, что надо учиться этому ремеслу самим и я пошел на звукорежиссерские курсы. После годичного обучения на иврите пришлось накупить литературы и начать все заново.

Результатом являются 15 (на сегодняшний день) альбомов. А еще в нашей студии писались многие известные в Израиле барды.

Особенно горжусь, что в маленькой жаркой комнатушке родились некоторые диски Сережи Каплана (светлая ему память), Вити Байрака и Михаила Сипера. А Аркадий Кирилов стал нашим четвертым, хотя и виртуальным участником коллектива -  в большинстве своём наши песни звучат на дисках так, как их услышало его профессиональное музыкальное ухо.

Мы продолжаем ездить на многие израильские и зарубежные фестивали. Как бы ни было, но сочиняем  новые песни и программы.

В 2011 году театр песни "Мерхавим" отметил свое двадцатилетие. И в наши ряды пришло молодое поколение. Мой старший сын Александр играет с нами на басу, мелодике и тоже сочиняет песни. Так что, жизнь продолжается! Приходите на наши концерты - будем рады!